Установлен факт - значит, виновен? Почему BelToll и презумпция невиновности - понятия из разных миров

13882 30

Очередной раз редакция ABW.BY вынуждена вернуться к теме платных автомобильных дорог. Тема эта, по всей видимости, будет звучать еще долго, пока вся система сбора денежных средств и наказания за неоплату платных участков белорусских дорог не приобретет некий формат, при котором существует хотя бы теоретическая возможность для водителя доказать, что он добропорядочный и не собирался обманывать государство. 

К сожалению, пока до такого формата еще не дошли, но нет предела совершенству. Мы надеемся, что, наконец, придем к тому, что у водителя будет шанс на защиту своей позиции

Сергей водит большегрузный автомобиль уже много лет. Всякое бывало в его работе: и с ГАИ отношения выяснял, и с Транспортной инспекцией, и с другими представителями государственных органов, осуществляющих надзор за дорогами. Жизненный принцип сформировался у Сергея давно: "Если виновен - отвечай, не виновен - борись до последнего". 

Конечно же, можно вспомнить пресловутый принцип презумпции невиновности, по которому вы можете вообще молчать, а орган, ведущий процесс в отношении вас, должен доказать наличие вашей вины и предоставить доказательства этого. 

Статья 2.7 ПИКоАП РБ. Презумпция невиновности

1. Лицо не может быть привлечено к административной ответственности, пока в порядке, установленном настоящим Кодексом, не будет установлена его виновность в совершении правонарушения, предусмотренного Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях.

2. Обязанность доказывать виновность лица, в отношении которого ведется административный процесс, возлагается на должностное лицо органа, ведущего административный процесс, за исключением случая, предусмотренного частью 5 настоящей статьи. Лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не обязано доказывать свою невиновность.

Но есть случаи, когда этот принцип не работает, и об этом мы сегодня поговорим.

В августе Сергей выполнял очередной рейс и возвращался домой из Польши. Предпосылок для неприятностей не было до тех пор, пока среди белорусских лесов и полей не показался автомобиль Транспортной инспекции.

Фото с видеорегистратора

Двое сотрудников инспекции сообщили Сергею, что при проезде им одного из участков платной дороги не поступил сигнал с устройства, установленного в его автомобиле, а значит, не произошла оплата участка платной дороги. С таким утверждением Сергей не согласился, ведь устройство, как и положено, было по всем правилам закреплено на ветровом стекле автомобиля и находилось в рабочем состоянии, поскольку при проезде остальных "рамок" вся информация с прибора считывалась исправно. 

Основной аргумент водителя состоял в следующем: "Зачем отключать прибор на одной рамке и включать на следующей же, расположенной через один километр, когда и на всех предыдущих рамках все было включено? Где логика, господа? Для чего мне это делать?" 

- У меня и моих коллег, как правило, установлен в кабине видеорегистратор. В подобных спорных моментах мы всегда готовы показать запись. На ней видно, что я в работу бортового устройства не вмешивался: не снимал его, не выключал, вообще не трогал. Запись непрерывная и зафиксировано, что машина едет с одинаковой скоростью. Так что я со своей стороны ничего не делал! Но для инспекторов эти записи - пустое место,  - говорит Сергей.

Доводы водителя представителей Транспортной инспекции на сей раз тоже не интересовали: факт несрабатывания устройства есть, он должен быть зафиксирован, инструкции в таких случаях предельно ясны. 

Итог общения водителя с контролирующими органами материализовался в конкретные цифры.

260 евро не понятно за что - это возмутило Сергея не на шутку, тем более никаких действий по уклонению от оплаты проезда он не предпринимал. 

Решил разбираться. В первую очередь он обратился в пункт оплаты BelToll с просьбой проверить работоспособность считывающего устройства и получил официальный ответ.

Оператор BelToll зафиксировал полную работоспособность устройства и отправил Сергея разбираться непосредственно в Транспортную инспекцию с формулировкой "данное нарушение относится к вашей компетенции". 

Что касается компетенции, то эта инспекция осуществляет контрольные действия на автомобильных дорогах путем выборочной проверки транспортных средств. Обычная рутинная работа. Поскольку сведения о якобы имевшем месте нарушении были сформированы не самими инспекторами, а системой электронного сбора оплаты (ЕТС-Система), то пространства для маневра нет. Ведь если электроника зафиксировала, то как это опровергнуть? 

На выходе же получилось следующее: "ЕТС-Система" зафиксировала факт несрабатывания устройства, само устройство в полной исправности, логики отключать это устройства у водителя нет, а 260 евро, будь добр, уплати. 

Что-то тут не так, подумает любой юрист. А доказательства? Но все дело в том, что доказательства Транспортной инспекции в таких случаях собирать вообще не нужно, и это закреплено законодательно, о чем красноречиво свидетельствует официальный ответ инспекции.

Так вот, достаточно лишь "признаков неоплаты", причем, мы так понимаем, как косвенных, так и не очень, чтобы считать это доказательством вины. То есть инспекции не нужно ничего доказывать - и "признаков" хватит, чтобы водитель расстался с 260 (а то и больше) евро. 

Сам же водитель доказать ничего не может. Вернее, он просто лишен такой возможности, которая у него была бы, если бы подобные вопросы разрешались в рамках полноправного административного процесса, где можно заявлять ходатайства, обжаловать действия лица, ведущего административный процесс, где не водитель, а инспектор собирает и представляет доказательства, где эти доказательства можно ставить под сомнение и представлять свои, где свидетелей можно заявлять, где есть много других механизмов, позволяющих отстоять свою позицию. 

В этом-то и кроется главный подвох всей системы платных дорог Беларуси: здесь изначально идет речь о гражданских правовых отношениях. Пользователю предлагается договор, повлиять на содержание которого он не может, но и отказаться от его заключения не вправе. Все его дальнейшие действия рассматриваются исключительно в рамках этого договора, а нарушение влечет "оплату в увеличенном размере". 

Положение о порядке взимания платы за проезд транспортных средств по платным дорогам Республики Беларусь (утверждено постановлением СМ РБ №340 от 30.04.2013)

При возникновении спора владельцам ТС остается только прибегать к нормам гражданского права - высылать претензию второй стороне и в случае несогласия обращаться в суд. К слову, в 2015 году, по словам менеджера по связям с общественностью компании-оператора BelToll ИООО "Капш Телематик Сервисиз" Сергея Бурого, из 70 обратившихся несогласных пользователей никто такой суд не выиграл. 

Здесь стоит вспомнить, что при выстроенных гражданских отношениях "пользователь - оператор BelToll" контроль за соблюдением условий договора получился вполне себе административный: Транспортная инспекция - государственный орган, - следит за тем, чтобы пользователи не обманули коммерческую компанию, предоставляющую услуги. 

С таким успехом Министерство финансов могло бы следить за тем, как кредиторы платят взносы по договорам в банк, а Министерство торговли - как покупатели оплачивают товар в магазине. 

А то какой-то перекос прав получился и нарушилось равенство сторон в гражданском процессе. Давайте уже или с использованием государственного контроля проверять качество работы системы BelToll (с непременным введением за сбои "платы в увеличенном размере"), или лишать коммерческого оператора системы платных дорог "административного" ресурса. Для справедливости. 

Евгений ГРАЧЕВ
ABW.BY

Пожалуйста, подождите...

Самое обсуждаемое