"На ремонт у меня осталось 300 рублей". Как водитель добивался компенсации за поврежденную при эвакуации машину

15991 30

В июле прошлого года автомобиль жителя Добруша Сергея был эвакуирован на штрафстоянку за нарушение правил остановки и стоянки. Приехав на штрафстоянку, чтобы забрать его, Сергей заметил на кузове повреждения, которых раньше не было. Эти повреждения не были зафиксированы в протоколе осмотра транспортного средства, составленном сотрудником ГАИ, также в ходе проверки позднее было выяснено, что они не могли появиться в результате ДТП. Казалось бы, вина организации, осуществлявшей эвакуацию, очевидна, но владельцу потребовался год, чтобы суд наконец-то вынес решение. Сергей обратился в редакцию ABW.BY, чтобы рассказать о своих злоключениях:

"8 июля 2016 года на своем автомобиле Pontiac Trans Sport с женой и тремя детьми отправился в Гомель в парк отдыха. Приехав на место, обнаружил, что все парковочные места заняты. Сделав несколько кругов вокруг парка, так и не найдя свободного места, принял решение оставить автомобиль там, где он мог менее всего мешать другим водителям, хотя и с нарушением ПДД. Каждые полчаса приходил на стоянку в надежде, что освободится место и я смогу перегнать автомобиль, но этого не произошло. 

Примерно в 21.05 я пришел туда, где оставил свой автомобиль, и не обнаружил его месте. Сразу достал мобильный, чтобы позвонить в 102, но как только пошли гудки, батарея телефона разрядилась. После этого я с женой и детьми обратился в опорный пункт ППС. Сотрудники позвонили в дежурную часть, где мне сообщили, что мой автомобиль эвакуирован, так как был припаркован с нарушением ПДД. Мне сообщили, что сотрудник ГАИ, принявший решение об эвакуации, узнавал мой номер телефона, чтобы сообщить о допущенном мной нарушении. Мне назвали адрес стоянки, и мы всей семьей отправились туда.

Прибыв на стоянку, мы зашли в помещение, где находился контролер, там же увидели сотрудника ГАИ. Выяснили, что авто находится на этой стоянке. На мой вопрос, почему меня не "нашли", когда забирали автомобиль, инспектор заявил, что не должен был этого делать, и предложил оплатить штраф за нарушение ПДД. Я согласился, инспектор начал оформлять документы. Тем временем моя жена вместе с контролером стоянки осмотрела автомобиль и сообщила, что у него имеются царапины и трещины по кузову, которых раньше не было. Я потребовал от инспектора предоставить протокол осмотра ТС, однако мне отказали. Сотрудник ГАИ, услышав о повреждениях, вместе с контролером стоянки быстро убрали со стола все документы и сделали все возможное, чтобы предотвратить их попадание мне в руки. Снять на видео весь этот "цирк" не было возможности, так как телефон был разряжен.

Я потребовал вызвать сотрудников милиции, чтобы зафиксировать повреждения, но мне в этом отказали. Увидев на столе телефонный аппарат стационарной сети, я потянулся к нему, чтобы позвонить в 102, но контролер стоянки всем телом легла на стол, блокируя мне доступ к связи. 

Было почти 23.00, дети устали, плакали. Сотрудник ГАИ на своем мобильном набрал какой-то номер и сообщил о ситуации. Примерно через 10 минут на стоянку прибыл сотрудник отдела милиции. Он принял от меня заявление, опросил всех присутствующих. Далее был изъят протокол осмотра, после ознакомления с которым стало понятно, что повреждения, указанные мной, не соответствуют повреждениям, указанным в протоколе. Зафиксировав повреждения, нас отпустили домой.

По моему заявлению 1-м ГОМ ОВД администрации Центрального района была начата проверка, куда меня приглашали для опроса. Следователь убеждал, что повреждения моего автомобиля были получены в результате ДТП, а не при деятельности эвакуатора и что необходимо отправить материал в ГАИ. После часа убеждений я согласился, только бы меня оттуда выпустили. Материал был передан в областную ГАИ. По результатам проверки, опроса свидетелей и осмотра автомобиля был сделан вывод, что имеющиеся повреждения не могли быть получены в результате ДТП, о чем свидетельствует характер этих повреждений. Материал был отправлен обратно.

7.08.2016 было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, виновный не установлен, мне рекомендовано обратиться в суд. В процессе проверки следователь с фотографиями моего автомобиля обратился на СТО, чтобы оценили ущерб. По фото установили сумму 800 рублей. 

Я узнал, где находится эта СТО, и сам предоставил автомобиль для осмотра. В результате сумма была изменена на 1400 рублей. Я был недоволен результатом и обратился в прокуратуру с просьбой отменить постановление. Постановление было отменено, прокуратурой были даны указания по дополнительной проверке. Далее - опять постановление и тот же результат, вернее - его отсутствие. Справка на 1400 рублей не была принята во внимание. Опять прокуратура, опять отмена. 

Когда я получил на руки третье постановление, понял, что дальше надо идти в суд. Посоветовавшись с юристом, составили исковое заявление в суд Советского района Гомеля о возмещении ущерба.

Как только в ГорСАПе (коммунальное автомобильное унитарное предприятие по содержанию дорог "ГорСАП" занимается уборкой и ремонтом улиц города, отвечает за деятельность платной автостоянки, а также по договору с ГАИ осуществляет эвакуацию автотранспорта. - Прим. авт.) увидели мое исковое заявление, вспомнили, что я не оплатил услуги по эвакуации, хотя никаких документов и уведомлений мне предоставлено не было. ГорСАП подал исковое заявление в суд Добрушского района с целью взыскания с меня расходов на эвакуацию и хранение моего автомобиля. 

Несмотря на то что в суде Советского района Гомеля уже начался процесс по моему иску, в результате которого были выявлены противоправные действия инспектора ГАИ, суд Добрушского района, не дождавшись результатов из Гомеля и не приняв во внимание все указанные мной факты, принял решение о правомерности действий ГАИ и возмещении мною расходов по эвакуации.

В суде Гомеля ответчик вел себя очень нагло, неоднократно выказывал неуважение к суду. Представитель не являлся в назначенное время на заседания, не приносил требуемые документы, в результате рассмотрение дела растянулось на 7 судебных заседаний. Причем когда ответчика не было и ему начинали звонить, на предприятии отвечали, что человек "приболел". Но ведь это юридическое лицо, крупная организация, а не просто человек, который может заболеть. Между тем мой адвокат брал деньги не за количество часов, которые он провел в суде, а за количество заседаний, в итоге мне приходилось все это оплачивать. 

В процессе судебного заседания было установлено, что деятельность ГорСАП застрахована в Белгосстрахе, все расходы, включая судебные, в случае признания вины будут возмещены за счет страховой компании. На одном из первых заседаний судья сообщила, что со временем судебные расходы будут увеличиваться, и неоднократно предлагала пойти на мировую. Ответчику, судя по всему, было все равно, ведь страховка все покроет. У меня сложилось впечатление, что представитель ответчика специально срывал заседания и тянул время, чтобы я не смог продолжать вести судебный процесс. Судом были удовлетворены все ходатайства, заявленные ответчиком, даже провели судебный эксперимент, погрузив мой автомобиль на эвакуатор, который в результате ничего не доказал и не опроверг. С согласия сторон Белгосстрах был привлечен соответчиком. 

Суд предложил провести экспертизу по оценке ущерба. Экспертиза была проведена экспертом Белгосстрах. Сумма по экспертизе составила 620 рублей. Я понимал, что за эти деньги невозможно восстановить автомобиль, но оспаривать экспертизу не стал - не было финансовой возможности проводить независимую экспертизу, согласился с указанной суммой. Ответчик ходатайствовал о проведении трасологической экспертизы, но сразу же отказался от проведения таковой, когда узнал, что страховая компания не будет оплачивать проведение такой экспертизы и придется платить из собственных средств.

В ходе судебных разбирательств было выявлено очень много нарушений со стороны сотрудника ГАИ, в областную Госавтоинспекцию судом было направлено частное представление по действиям данного инспектора. Также были выявлены нарушения и халатность в работе ГорСАП.

Детально изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что повреждения моему автомобилю были причинены ГорСАПом, и вынес решение о возмещении вреда, сократив сумму расходов на представителя до 600 рублей, что к моменту вынесения решения составило 900 рублей. Свое решение суд мотивировал временем, которое было затрачено на рассмотрение дела, и сложностью самого дела. Но я-то за адвоката платил из своего кармана и, как уже говорил, тот рассчитывал стоимость своих услуг исходя из количества судебных заседаний, на которые представители ответчика не являлись.

Я подал кассационную жалобу с просьбой изменить решение и возместить мне расходы на представителя в полном объеме. ГорСАП подал кассационную жалобу с просьбой отменить решение суда, так как не признает вины и утверждает, что не мог причинить повреждения моему автомобилю. 

Белгосстрах подал кассационную жалобу с просьбой отменить решение суда, так как деятельность ГорСАП застрахована только в отношении работы эвакуаторов, а в каком месте, на стоянке или в процессе погрузки, были причинены повреждения, достоверно установлено не было.

В данный момент прошло судебное заседание, на котором были рассмотрены кассационные жалобы, приговор суда был признан обоснованным и оставлен без изменений. В результате все разбирательства затянулись почти на 10 месяцев, а на ремонт машины за вычетом расходов на адвоката, которые мне отказались возместить, у меня останется около 300 рублей. Машину я пока не ремонтировал, планирую делать это, когда начнутся выплаты. 

Что буду делать дальше? У меня есть три года на обжалование приговора. Когда будет чуть больше времени, планирую подать жалобу в надзорном порядке на председателя областного суда, а затем, думаю, придется ехать в Верховный суд. Также хотелось бы проконсультироваться с юристом и запросить материальную компенсацию морального вреда - вы просто не представляете, сколько времени и нервов мне стоило все это дело". 

Татьяна ЕМЕЛИНА
Фото читателя Сергея
ABW.BY

Пожалуйста, подождите...