Используя веб-сайт abw.by, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и Политики конфиденциальности
Отказаться Принять

"Все нормальные дети рисовали солнце и цветы, а я - интерьер "восьмерки" Lada". История любви к машинам и бизнесу

14095
14095

"Сейчас это звучит смешно, но тогда было не до шуток. Как-то из Техаса в контейнере приехала кобра - вызывали МЧС в Ждановичи. Она выползла голодная и уставшая. Два месяца в пути - все-таки укачает. Я даже не помню, что за машины тогда в контейнере были, - я тогда больше акцентировался на своих штанах, - теперь с улыбкой вспоминает Дмитрий. - Дальнейшую судьбу кобры не отслеживал, но она была полуживая. Вылезла и спрашивала, где мышь. Кроме курьезных случаев были не самые приятные, через которые мы взрослели. Контейнеры попадали в аварии, машины угонялись. Естественно, приходилось возмещать. Это ведь репутация. В этой сфере это важно".

Дмитрий Больдюсов - известная личность в автомобильном бизнесе Беларуси, руководитель компании, которая занимается импортом автомобилей из США. Встретились и поговорили о бизнесе, автомобилях, личной жизни, работе в условиях кризиса, а также о том, куда важнее всего вкладывать инвестиции.

- Дмитрий, расскажите, с чего все началось?

- Началось все с неподдельной любви к автомобилям. Это было еще в школе, даже, наверное, до школы. Это желание постоянно быть с автотехникой, помыть отцовскую машину мне хотелось семь дней в неделю. Все нормальные дети моего возраста рисовали солнце и цветы, а я - интерьер "восьмерки" Lada. В общем, живу автомобилями еще с раннего детства.

- Наверняка на ваше увлечение повлиял первый автомобиль в семье. Что это была за модель?

- У отца вначале появилась белая "восьмерка" "жигули". Я даже помню ее номерной знак: 36-99 МИ. Потом была экспортная "девятка", это было где-то в 1991 году. Помню все, даже размерности покрышек, которые стояли на этих машинах. Потом у отца появилась первая иномарка - Opel Vectra. Причем двухлитровая, с полным приводом. На дворе был 1995 год, а машина была 1993 года выпуска. Черт возьми, я это помню.

- А кем работал отец?

- Предпринимательство у меня в крови, мой отец еще с 90-х в бизнесе: организовывал концерты, был и в банковском деле, ресторанно-гостиничной сфере. Недавно кто-то из сотрудников в шутку задал вопрос, помню ли я свою первую продажу автомобиля. Я даже немного задумался, потом вспомнил. Партнеры отца передали в уставной фонд Volkswagen Caravella T2, но после пары лет эксплуатации у машины скоропостижно "стуканул" мотор. Отцу было некогда заниматься вопросом продажи, и он поручил это дело мне. Тогда еще реклама была в газетах, а информация подавалась в специальный киоск рядом с ГУМом. Мне тогда было 13 или 14 лет. Продана "на галстуке" за 1500 долларов. Это и была моя первая продажа. (улыбается) 

- Первая машина как первая любовь. Какая была она у вас?

- Как правило, первая машина не бывает личной. У матери был первый и единственный автомобиль - Volvo 360 с двухлитровым мотором. Машина заднеприводная, причем с коробкой передач на задней оси. Там еще стоял спортивный карбюратор Weber, в который нужно было масло добавлять. Не все об этом знали, но если не добавлять, расход возрастает до 15 литров, а зальешь в специальную масленку - расход падает до 10 литров. У мамы не сложилось с вождением, поэтому на автомобиле ездил я. Если откровенно, еще до получения "прав" я ездил на отцовской Vectra. Отец строил предприятие, поэтому я прицеп "Зубренок" вешал на хвост - и вперед по области. Мой инструктор на первом занятии сказал, мол, выходи из машины, ты уже умеешь ездить. В общем, за рулем с детства.

- Тогда перефразируем вопрос: какой был первый купленный автомобиль?

- Это был Ford Escort с 1,6-литровым дизельным мотором. Купил за деньги, которые заработал на подработке барменом в США. Это было еще в студенческие годы, году эдак в 2000-м. Тогда еще были зимы, морозы, топливо замерзало. На фото лью кипяток из чайника на топливный фильтр (смеется).

- Дмитрий, интересно ваше становление: где вы учились, какой был первый опыт работы?

- Вначале поступил в БНТУ на автотракторный факультет. Потом понял, что не мое, перевелся на экономический.  Если говорить о первом официальном опыте работы, то после института работал в крупной судоходной компании - Maersk. Тогда пришло понимание о морских перевозках, тогда же закрепилась любовь к Америке.  Еще на втором или третьем курсе первый раз туда ездил. Было много подработок. На предприятии отца был разнорабочим: песок таскал, стенки строил. Были мелкие бизнес-проекты. Например, кофейная точка на книжной ярмарке. Люди ночью хотят кофе, это был самый рентабельный продукт - за четыре ночные смены я на этой точке зарабатывал как за месяц в судоходной компании. Потом уже ушел в автомобильный бизнес.

- Многие, кто работают по найму, иногда задумываются о том, что неплохо было бы начать что-то свое. Что важно, чтобы открыть бизнес?

- Чтобы открыть свое дело, нужны определенные навыки, постоянное обучение и развитие. Но ключевой момент - нужно быть общительным и открытым человеком. Через это приобретаются знания. У меня есть четкое понимание, что тот или иной человек в чем-то превосходит меня. И я перенимаю у него те или иные знания. Соответственно можно с книжками целыми днями сидеть, а можно быть коммуникабельным и учиться у людей. А дальше это уже жизненный путь.

- Как вы пришли к нынешней компании AutoGroup? Какими были первые пригнанные автомобили и когда?

- Это начиналось с любви к автомобилям и Америке, c понимания, что такое морские перевозки - все сложилось воедино и ответ на вопрос, чем заниматься в жизни, стал очевиден. Мне важно заниматься чем-то интересным, и если это имеет экономическую составляющую, то получает свое продолжение. Началось все примерно в 2004 году. Сначала были разные компании и люди. Но помню даже, какие автомобили были в первом контейнере: Toyota Sequoia  и два Dodge Intrepid. Тогда это была популярная тематика, рынок был не развит, с одного автомобиля получалась хорошая прибыль.

- Сколько тогда нужно было средств на открытие бизнеса?

- Да никаких средств не надо было. Надо было просто сходить в Мингорисполком. Дальше даешь рекламу и начинаешь барахтаться. Вначале это был офис на 15 метров и тебя полтора человека. И было понимание, что всего две сделки - и будет окупаемость. Тогда еще сарафанное радио хорошо работало, рынок только развивался, поэтому и в маркетинг много вкладывать было не нужно.

- Но ведь стартовый капитал какой-то все же нужен?

- Допустим, офис снять за 200 долларов. А я тогда на той кофейной точке 400 долларов в месяц зарабатывал.

- В общем, раньше все было относительно просто: открыл компанию по пригону авто из США - и работай. А что сейчас?

- Теоретически и сейчас можно так сделать. Но в наше время недостаточно просто открыться, чтобы возить машины из США либо с каких-либо еще направлений. Снять офис, сесть в кресло и нажать кнопку может каждый. Но опыт далеко не у каждого есть. На текущий момент этот бизнес стал куда глубже. Это тогда заявил, что ты возишь авто, - и к тебе уже пошли. Сейчас  же сформирован рынок, есть крупные компании, укрепляются понятия "клиент и сервис". На волне спроса начинающие компании выживут, но, чтобы устоять, нужна работа не на один год.  Есть сильные игроки рынка, да и рынок сам по себе ограничен.

- Я помню, у вас была еще компания с аббревиатурой ЕЦПА…

- Да, Единый центр подбора авто. На тот момент была сделана ошибка в брендировании. В целом была идея компании по импорту автомобилей из США, России и Европы. И словосочетание "подбор авто" тут немного сбивает с толку. Долго ждал, когда освободится домен Autogroup.by. Было зарегистрировано название, подана заявка в патентное бюро на регистрацию торгового знака. Думаю, мы единственные, кто это сделал в нашей сфере.

- Может быть такое, что рынок авто из США потеряет смысл? Что тогда планируете делать?

- За 15 лет деятельности в этой сфере мы вместе прошли разные метаморфозы изменения рынка. Открывались, закрывались и открывались вновь те или иные направления импорта. Именно по этой причине мы не акцентируемся только на одной стране, а говорим об "авто с мировых аукционов". Вне зависимости - США это, Европа или даже Россия. В нашей стране сложно что-то прогнозировать. Поэтому если машины из США станут менее актуальными, мы вполне можем начать поставки из Европы и России - мы к этому полностью готовы. 

- Какая основная идея AutoGroup?

- На самом деле их две. Создавать ценности - их мы видим в культуре рынка, качестве обслуживания, безопасности сделки. Миссия прописана на стене каждого офиса. Вторая - раскрывать людей, которые входят в нашу компанию, я имею в виду сотрудников. Сейчас в команде 20 человек, если считать регионы. Гомель был первым регионом, потом Гродно, а сейчас открываем Брест. И головной офис в Минске, разумеется. 

- Какие есть должности в компании? Кто чем занимается?

- Совершенно разные специальности. Но чем бы ни занимался каждый из нас, он профессионал в своем деле. Каждый на своем месте и знает, ради чего он здесь. Важно окружить себя не просто сотрудниками, но профессионалами с искрой в глазах. Ведь именно в этом случае дело обречено на успех. Правильно распознать потребность, услышать и дать клиенту то, зачем он пришел, а не просто продать авто. В этом главная задача. 

- Изменились ли поставки автомобилей в связи с пандемией?

- Цены на автомобили в США упали примерно на 30-40 процентов. Но все едет, все движется, ничего не останавливается. Думали, что покупки должны сократиться, но по факту мы видим только увеличение числа заявок. Тут и снижение цен на автомобили, и перебои в поставках новых авто на наш рынок. Поэтому спрос на американскую "бэушку" даже вырос. Рестайлинговые Ford Fusion раньше стоили 7-8 тысяч на аукционе, а сейчас за 4-5 тысяч можно купить. Дорестайлинговый Ford Fusion со всеми расходами и ремонтом можно получить в Минске от 8 тысяч долларов. Рынок Америки стал еще более доступным.

- Всегда хотели спросить про людей, которые покупают авто в США. Есть ли выраженный сегмент, портрет?

- Покупают авто у нас совершенно разные люди. Есть и белорусские звезды, и блогеры. Раньше это был масс-маркет: Ford Fusion и прочее. Сейчас премиальный сегмент составляет где-то процентов 50: Range Rover, BMW X5 и так далее. Положительный момент - тенденция в сторону приобретения авто с меньшими, или даже минимальными повреждениями, по сравнению с тем, что брали еще пару лет назад.

- Вот мы сейчас с вами берем интервью по Zoom. А что у вас в жизни изменилось еще в связи с пандемией?

- Разумеется, мы, как и многие частные компании, перешли на удаленку. Правда, кто-то удалился из офиса, а я, наоборот, в офис, потому что он пустой. Я понимаю, что, судя по всему, это неизбежно для всех. Переболеют очень многие. И переживать - это сжечь себя изнутри. Максимально стараюсь обезопасить себя: руки обрабатываю, в толпу не лезу.  Но прятаться в бункер - нет. Надо жить, но при этом максимально блюсти правила безопасности. А еще я наконец-то открываю все двери с ноги (смеется).

- Об этом неприлично спрашивать, но обычно всем интересно: сколько вы зарабатываете?

- Меня жена тоже такое часто спрашивает, а я ей говорю, что достаточно. Достаточно для того, чтобы не задавать себе этот вопрос, ведь не шикую, и для того, чтобы развивать компанию. Мы постоянно реинвестируем и вкладываемся в рекламу, в людей, в офисы, в новые направления. Мы растем, а рост сопряжен с затратами. Это нормально.

- А живете в частном секторе?

- Живу в Каменной Горке, народный район, мне там даже нравится. Частный дом - в планах. А пока - развитие. Некоторые говорят: это разве жизнь? Они не представляют, как можно жить своим проектом, в 5 часов заканчивают работать, идут в бар. Но по мне это не жизнь.

- Есть ли у вас хобби?

- Мое хобби - это AutoGroup. Я не разделяю работу и жизнь. Наверное, 140-й Mercedes - вот еще хобби. Но могу сказать, что основные мои интересы направлены в сторону компании, и это 12 часов в день.

- У вас есть Mercedes W140?

- В семье два автомобиля. Это Subaru Forester Sport последнего поколения - максимально безопасный и практичный семейный автомобиль. Также есть Mercedes S-Class Coupe W140 6.0 V12 в качестве автомобиля для души, который и по сей день вызывает улыбку на лице. Который проводят взглядом, вне зависимости от возраста и от того, кому он попался на глаза. 

- Работа 12 часов в день - как семья относится к такому графику?

- С пониманием... Привыкли. Вместе почти 20 лет. Домой я прихожу часов в 8-9, если прихожу.

- Но не всегда же жить работой. Как вы отдыхаете, берете ли себе отпуск?

- Семью отправляю в отпуск. Неделями я не могу отдыхать, 3-4 дня максимум. Для меня лежать на пляже не отдых, отдых - это смена деятельности. Обучение, конференции, встречи с людьми. Для меня движение - это отдых. Если я сижу, это меня реально напрягает. Вот съездил в прошлом году в Египет. День был на сафари, другой - с рыбками плавал, на третий - на пляже, а на четвертый мне стало так скучно, я сел на самолет и улетел. А сейчас вообще границы закрыты, поэтому пока что об этом не думаем. Отдыхаем в офисе.

- Есть ли у вас дети?

- Девчонка и парень. Парень технарем растет. Отвертка в руках - и пошел дом разбирать на части. Чувствуются гены. 

- Какие у вас ближайшие планы на развитие? Наверняка их немало.

- Все не будем озвучивать и раскрывать. Могу сказать, что внутри компании постоянно происходят изменения в плане обучения, роста, привлечения новых специалистов. Развиваем регионы. Ключевой момент - мы инвестируем в людей.  Как руководитель я считаю, что самое ценное - это люди. Найти человека, распознать, раскрыть эмоцию и дать желание двигаться - это важно. У каждого своя мотивация, помимо искры в глазах. Каждый завязан на свои показатели.

- А как вы мотивируете сотрудников?

- У каждого совершенно разные системы мотивации. Об этом мало прочитать в книгах. Системы надо адаптировать исходя из ситуации и конкретных людей. Про зарплаты не могу сказать в цифрах, тут коммерческая тайна, даже сотрудники не знают зарплаты друг друга. Но выше средних по стране. Мы ценим своих сотрудников и платим достаточно, чтобы у человека были закрыты материальные потребности, чтобы он сфокусировался на работе, а не думал о том, где бы еще достать денег на те или иные нужды. Команда формируется - случайных людей в ней нет. Большинство на руководящих постах - клиенты в недавнем прошлом. Люди видят инновационность и развитие компании, поэтому приходят.  И здесь моя задача - дать им раскрыться.

- Последнее время на рынке сложились сильные игроки в сегменте импорта авто из США. Как на вас влияют конкуренты?

- Если конкурентов нет, хочется спать. Это плохо для бизнеса, он не развивается. Есть компании, которые нас держат в тонусе. Мы смотрим друг на друга и развиваем рынок. Если мы говорим про множество мелких компаний, которые появляются на волне спроса, то они нам не конкуренты - они партнеры. Они скорее через нас заказывают доставку, мы являемся их поставщиками. Это своеобразная единая экосистема, которая живет и двигает рынок. 

- Мечтаете?

- Мне это сложно сформулировать. Если про бизнес - хочу построить живой организм, который изменит рынок, который будет нести куда большую пользу, нести радость, добро, культуру и эмоцию. Один мой знакомый предприниматель сказал, что во главу угла не стоит ставить финансовую составляющую. Это не должна быть основная цель. Если ты создашь этот живой организм, то финансовая составляющая приложится сама по себе. Если говорить о личном, не хочется транслировать банальные вещи, например, чтобы дети выросли людьми. Это само собой разумеется. В принципе я считаю, что человек не должен просто прожить жизнь. Важно оставить после себя то, что изменит мир к лучшему, что будет востребовано, как бы пафосно это ни звучало. Мы пытаемся сделать или частичку, или даже больше этого. Мы все делаем для того, чтобы после себя оставить какой-то след.

* на правах рекламы

Цитировать
ABW.BY https://www.abw.by/photos/news/214971_1_350.jpg?v=1588657168