Используя веб-сайт abw.by, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и Политики конфиденциальности
Отказаться Принять

"Приезжают домой с ожогами и без поршня в моторе". Ода "дальнобою"

21866
21866

Очень люблю рассвет… Просыпаюсь рано, в 3-4 часа, чтобы застать звезды, полюбоваться ими. Дороги еще свободны, до середины дня я сделаю свою работу, избегая пробок и пикового послеобеденного трафика. Водные процедуры, легкая разминка, завтрак.

Я готов. Запускаю мотор, грузовик "просыпается", скидывая с себя капли ночной росы. Начинаю движение, выхожу на дорогу, курс на восток, вдоль береговой линии моря. Набор скорости, включен круиз-контроль - и 40-тонный "снаряд", прошивая пространство со скоростью 25 метров в секунду, несет меня по побережью, несколько раз за день меняя панораму за окном.

"Климат" выключен, окна приоткрыты, чтобы слышать плеск волн и запах моря. Хорошая акустика очень остро, проникновенно передает любимые произведения Баха. Только здесь, в Европе, в горах я расслышал классическую музыку, стал ее понимать. Под кабиной утробно урчит 500-сильный мотор, меняя тон на подъемах и спусках. Оси грузовика, сама кабина и сиденье на пневморессорах, я покачиваюсь в своем "коконе", максимально гармонично принимая этот мир.

В утренних сумерках начинают подниматься еле различимые в свете фар кристаллики тумана. Светлеет, розовеет небо, все ярче и ярче, растворяя своим розово-желтым светом сумерки. На горизонте на мгновение появилась и пропала огненная полоска. Она едва проскользнула с востока на запад, утонув в морских волнах. Еще мгновение - и яркая оранжевая нить уже ярко горит на поверхности моря от края до края. Покачиваясь на волнах, полоска стягивается к середине, становится ярче - появляется краешек солнца.

Первые сверкающие лучи коснулись кабины, блуждая яркими солнечными зайчиками, побежали от ручек капота по стойке лобового стекла к козырьку. Нежный, бархатный утренний свет заливает оранжевым блеском стекла машины, яркие отблески скачут по панели приборов, отражаются в зеркалах. Огромный диск багрово-оранжевого солнца начинает буквально подниматься из морской воды, заполняя полумрак кабины светом под аккомпанемент Баха. Солнце на минутку берет паузу, торжественно зависая над морем. Прохладный ночной воздух уступает место теплому утреннему бризу.

В такие моменты я не ощущаю своего тела - погружаюсь во вселенную, растворяясь в пространстве и времени. Мои нервные окончания, мои чувства восприятия вплетены в нервную систему вселенной, я ощущаю себя частью этой планеты, ее неотъемлемой частью, частью ее ДНК. Миллиарды лет эволюции, все, что сотворила природа: рассветы, закаты, море… Все достижения человечества, прибрежная дорога, совершенный грузовик - это все сейчас для меня и часть меня…

"Это же бесперспективная, черная работа!"

Две недели спустя, Минск… Мы на каком-то приеме, кого-то награждают, ученая степень… Я здесь случайно: она хотела, чтобы я пошел с ней, чтобы я наконец-то познакомился с ее коллегами. Я смотрел за всем этим как бы со стороны, никого здесь не знаю, кроме нее. Мне казалось, что будет скучно. Я ошибался - образованные люди умеют отдыхать. Хороший алкоголь, который почти не пьют, простые, легкие, вкусные блюда. Глубокие философские тосты, нереально смешные шутки, интересные конкурсы, завораживающая игра слов, головоломки. Профессор довольно преклонного возраста поет а капелла и великолепно танцует - видели бы это его студенты! На улице понимаю, что мышцы лица болят от улыбки, диафрагма - от смеха.

Вечер подходит к концу, очень вкусно пахнет летом. Я подошел к руководителю ее научной работы, представился. Он в свою очередь спросил, чем я живу, чем занимаюсь.

- Я водитель грузовика, дальнерейсовик… - начал и не успел закончить я.

Профессор испуганно округлил глаза. Он уже не спрашивает, где я учился, к чему стремлюсь, моя нынешняя специальность определяет его отношение ко мне.

- Как?! - он даже не удивлен, а скорее возмущен. - Это же бесперспективная, черная работа, рабочая специальность! Это определенно тупик, дальше нет никакого роста.

- Мы в университете 300 дней в году по 20 часов в сутки в лаборатории, - продолжает профессор. - У меня научные работы, проекты, ученики. У нас каждый год повышение квалификации, публикации, конференции, зачеты и экзамены.

Я не ожидал услышать подобное. Обычно я ничего не дополняю и уж точно не спорю. Сложно что-то доказывать, объяснять человеку, который совсем не знаком с предметом, да и нужно ли? Тебя либо принимают тем, кем ты являешься, либо нет. Кстати, безработного из числа гостей профессор принимал не так эмоционально. Оно и понятно - у безработного в перспективе только рост в профессиональном плане.

Пожилой человек был взволнован, даже, можно сказать, серьезно переживал за меня и мою спутницу. Нужно было что-то отвечать. А что можно сказать о профессии водителя - об этом же все и так все знают. Ну, может быть, только это…

Каждый запуск двигателя в минус 40, каждый горный перевал в снегопад, каждый маневр на ограниченной площадке - зачет, цена ошибки в лучшем случае - потери в тысячи долларов. Каждый выезд на дорогу со стопроцентной концентрацией, 200 дней в году - экзамен, цена ошибки - жизнь.

"Ты одинок как космонавт на орбитальной станции"

Я лично уважаю и принимаю выбор каждого человека. И уверен, что всегда есть рост в любой специальности, рост этот зависит только от человека. Можно работать всю жизнь уборщицей, а можно из уборщицы вырасти в клининговую компанию, создать команду прекрасных специалистов и возвращать в дом клиентов красоту и уют. Да, водитель - это рабочая специальность, 80% времени водитель грузовика видит автобан и промышленные зоны. Но остается 20%. - и они стоят всей жизни!

Я путешествую, вижу страны, города, ущелья, пещеры, бухты, горы, море. Каждый день вижу великолепные творения природы и людей: трассы Формулы-1, знаменитые футбольные стадионы, невообразимые архитектурные здания и ансамбли, ландшафты и природные явление небывалой красоты. Я встречаю интересных людей, знакомлюсь с культурой и обычаями разных народов, посещаю музеи, выставки, конференции… Я живу полной жизнью на этой планете, развиваюсь, расту духовно, учусь… При всем этом у водителя-международника остается много времени, которое можно потратить на учебу в университете, на самообразование или на самореализацию.

Но если человек выбрал для себя эту специальность делом всей своей жизни и решил остаться в профессии максимально долго, пусть даже до старости, то это не повод думать о том, что эти люди как-то ограничены в своем развитии, скудоумные, бездуховные, и уж точно они не в тупике. Многие пришли в эту профессию в 1990-х, в период развала Советского Союза. Это интересные, высокообразованные интеллигентные люди разных до этой работы профессий.

В то время многие потеряли работу, и водителями на международных маршрутах ездили бывшие врачи, летчики, военные, учителя, музыканты, многие из них остались в международных перевозках навсегда. Все эти люди из стали, без пафоса и лести - из высоколегированной стали. Их не то что сломать, их прогнуть невозможно. Эти парни берут на себя обязательства и выполняют их от начала до конца. Ни технические проблемы, ни тяжелая болезнь не могут остановить их. Они всегда возвращаются. Они приезжают домой с ожогами, обморожениями, в гипсе, без поршня в моторе, без шестеренок в КПП. Они едут, и можете не сомневаться - груз будет доставлен.

На этой работе нельзя тянуть время до конца рабочего дня, нельзя "пофилонить" или надеяться, что твою работу кто-то доделает. Здесь нет приспособленцев, невозможно приспособиться. Ситуация меняется от рейса к рейсу, зависит от климата, погоды, характера груза, технического состояния подвижного состава, уровня криминала и коррупции в том или ином регионе, и этот список невозможно закончить. В этой работе нет слов "не знаю", есть либо "да", либо "нет". Алкоголики и непорядочные люди здесь не задерживаются.

Здесь нужно постоянно учиться, быстро думать и быстро выполнять принятые решения, цена ошибки может быть слишком тяжелой и даже трагичной. В 1990-х некоторые водители продавали квартиры, чтобы рассчитаться с работодателем. Они проваливались до дна, отталкивались и начинали сначала.

Сегодня профессия водителя-международника эволюционировала, стала легче на всех этапах становления карьеры. Надежная современная техника, в свободном доступе навигационные системы, системы связи, достаточное количество в интернете информации, позволяющей решать в пути любые проблемы. Застрахованы и техника, и грузы, и риски. В целом стало меньше криминала и коррупции. Красивые слоганы билбордов "Хватит мечтать - поехали" на фоне мощных грузовиков зовут любого желающего в дорогу. Радиостанции подхватывают, зачитывая строки объявлений: "Приглашаются водители категории "Е", работа по маршрутам Европа - РФ, новые машины, обучение и стажировка для начинающих".

Профессия стала доступнее, но и сегодня здесь не будет случайных людей. "Дальнобой", словно сито, оставит в деле только смелых и сильных, отчаянных бродяг и кочевников. "Дальнобой" - как одиночное плаванье в кабине грузовика. Ты одинок как космонавт на орбитальной станции, и это не каждому по силам изо дня в день, неделя за неделей. Оставаясь наедине с собой, можно многое понять в этом мироустройстве, докопаться до сути любого вопроса, до самого детства, осознать понятие "счастье". Счастье в моем понимании - это процесс осуществления мечты...

Мой путь

Я начинал 1994 году, тогда все было иначе, но я был счастлив в профессиональном плане. Для того чтобы в 1990-х стать дальнерейсовиком, нужно было во многом или даже почти во всем состояться, иметь семью, от 10 лет стаж работы водителем категории "Е". Нужно было иметь безупречную репутацию: не участвовал, не привлекался, не был замечен. Приходилось заполнять много разных анкет… Также нужно было иметь связи в разных учреждениях и даже обладать интуицией и сверхспособностями, ведь из навигационных систем в то время у нас были только бумажные карты, курвиметр и компас.

Я был слишком молод и не вписывался в профессию в нашей стране по многим параметрам, поэтому свой путь дальнерейсовика начинал в Германии. И вот странная штука: в армии мне доверяли разную технику, от легковых автомобилей до разного рода тягачей и автобусов, в том числе МАЗ-543 ("сороконожка", конечно, без комплекса С-300, но все же). Доверяли перевозить и опасные грузы, и людей. А после армии ни одно крупное предприятие не доверило мне даже самосвал, ни о каких международных перевозках в ближайшей перспективе речи не шло.

В Германии в рамках проверки моей профпригодности мне доверили перегнать микроавтобус из одной страны в другую. Следующий мой международный рейс был уже на туристическом автобусе с немецкими детьми и подростками. По натуре я интроверт, поэтому очевидно, что я не смог долго работать водителем автобуса. В автобусе много людей, жаждущих общения, шум, постоянное ожидание, невозможность отлучиться, движение по маршруту и графику. Да, вместе с экскурсионными группами я посетил много интересных мест, но, к сожалению, не в полной мере ими насладился. Поэтому я стремился стать именно водителем грузовика и стал им. Водитель грузовика может позволить себе больше, много больше…

Экспедиционной компании нравилось со мной работать, я всегда брал любые загрузки, в том числе те, от которых отказывались другие. Чем было больше загрузок в одном рейсе, тем больше мне это нравилось. Я заходил на заправку, брал туристическую карту и планировал свой маршрут, время движение и время отдыха таким образом, чтобы можно было увидеть что-то интересное в той или иной стране, городе. Часто в дороге попадаешь на национальные и религиозные праздники - это всегда интересно, лучше узнаешь страну, людей. Все эти эпизоды остались приятными воспоминаниями о том времени.

В пригороде вечернего Неаполя в саду стоят стулья для всех желающих, в чашах на земле горит огонь, поет оперный певец… В католических странах невероятно красивый праздник - первое причастие, маленькие девочки в белых платьях, мальчики в белых туниках разъезжают по городку в каретах, много цветов... Спуск по горной реке, горные лыжи, подъем на воздушном шаре... Музей авиации, автомобильные музеи, автомобильные слеты, авиаэкскурсии, база подводных лодок, яхт-клубы, автогонки… Знаменитые автодромы, такие как берлинский "Афус", "Ле-Ман", "Монца". Трасса Нюрбургринга - венец автоспорта, где вас относительно недорого прокатит ринг-такси. Там же можно взять напрокат спортивную машину и представить себя в роли гонщика - это, конечно, дороже, но стоит того.

Я старался останавливаться на обязательный суточный перерыв недалеко от крупных городов, искал платные стоянки, оставлял машину в экспедиционных компаниях на загрузках и выбирался в город. Иногда удалялся от машины на автобусах, такси, попутках, много ходил пешком. Что делать, если Венеция всего в 50 километрах, а ты не знаешь, будешь ли ближе к ней или вообще здесь еще раз?

Таким образом я посмотрел много европейских городов. Очень любил читать автобиографические книги или книги об известных людях и проходить потом их маршрутами. Пройтись по улицам, по которым ходила Эдит Пиаф, постоять там, где она пела. После книги Ирвинга Стоуна "Муки и радости" оказаться во Флоренции стало навязчивой идеей - увидеть, ощутить страну, город, где жил и творил Микеланджело Буонарроти. После книг Эриха Марии Ремарк проехать по городам и дорогам Германии - и совсем по-другому увидеть страну… Хотелось увидеть как можно больше достопримечательностей, о которых читал или смотрел по телевизору. Например, Пизанскую башню. А увидев ее, задаться вопросом: почему некоторые хозпостройки в белорусских деревнях, которые вот уже полвека стоят с запредельным углом наклона, не вносят в мировые достопримечательности наравне с Пизанской башней?

Завораживающее зрелище смотреть, как каждый день, с каждой пройденной тысячей километров за окном твоей машины меняется природа, климат. Сегодня в минус 29 грузишься в Ярославле, а через полторы недели в Порту делаешь пробежку вдоль береговой линии Атлантики при плюс 17. Вдоволь дышишь соленым ветром, наслаждаешься природой и моментом. Мечтательно планируешь, что следующая пробежка по маршруту должна быть у пролива Гибралтар, дальше - на берегу Сены…

"Это работа для молодых несемейных людей"

Двенадцать лет люди, города, страны пролетали у меня перед глазами контрастными картинками. И вот что удивительно: города, страны, климат очень разные, а люди, по сути, везде одинаковые и богатые, и бедные. Двенадцать лет - это, конечно, немного, но все равно очень непросто было остановиться.

Я давно уже не в "перевозках" - это работа для молодых несемейных людей. Вряд ли когда-нибудь вернусь к этой профессии. Также вряд ли мне когда-нибудь перестанет сниться, как я сквозь дождь и облако штурмую швейцарские Альпы на своем грузовике, как не могу оформиться в Берестовице…

Это хвалебная ода, поэтому здесь ничего нет ни о "колейке", ни о таможне, ни о транспортном контроле…

Посвящается всем не вернувшимся из рейса.

Василий МАРТЫСЕВИЧ
Фото Моника СОММЕР-ЛАПАЕВ
ABW.BY

Материал опубликован в рамках Конкурса читательских материалов, рубрика - "Живу с колес". Главный приз за лучший материал - 650 рублей. Победители всех рубрик получат по 150 рублей. Кроме того, авторы абсолютно всех опубликованных материалов получат на свой аккаунт на ABW.BY по 200 интернет-единиц.

Цитировать
0 комментариев
  • Войти или создать профиль