"Нет тормозного пути, пешеходы не слышали сигнала". Вдова погибшего в ДТП рыбака пытается разобраться в обстоятельствах аварии

9394

В конце прошлого года в дорожной аварии Светлана, жительница Могилева, потеряла мужа. В тот роковой день он вместе со знакомыми отправился на рыбалку. Возвращаясь с водоема, мужчина в компании двоих рыбаков шел вдоль проезжей части и был насмерть сбит автомобилем Mazda. Машина зацепила еще одного мужчину, который шел рядом с ним. Тот, не приходя в сознание, скончался в больнице. Третий товарищ не пострадал. За отсутствием состава преступления со стороны водителя автомобиля дело было закрыто - по предварительной версии следствия пешеходы, находясь в состоянии алкогольного опьянения, нарушили Правила дорожного движения, совершив переход проезжей части в неположенном месте. Однако, как выяснилось в ходе следствия, в автомобиле была обнаружена неисправность тормозной системы. К тому же, несмотря на утверждения водителя, что он, увидев пешеходов, начал сигналить, оставшийся в живых мужчина не слышал звука клаксона. У Светланы осталось много вопросов к следствию, она и вдова второго погибшего мужчины отправили жалобу в управление Следственного комитета по Могилевской области, а также оставили обращение на сайте president.gov.by. 

О том происшествии мы сообщали 12 декабря 2016 года. Около 14.45 10 декабря на автодороге Могилев - Чериков - Костюковичи, вблизи деревни Горбовичи Чаусского района, автомобиль Mazda, которым управлял 23-летний уроженец города Чаусы, совершил наезд на двух пешеходов 51 и 45 лет, тоже жителей Могилева. По предварительным данным ГАИ, мужчины переходили проезжую часть в неустановленном месте. На улице было светло, но водитель не смог предотвратить наезд на пешеходов. В результате 45-летний мужчина скончался на месте, а второй пешеход с травмами был доставлен в больницу, где позже умер. 

Следователи не нашли в действиях молодого водителя состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.317 УК РБ (в связи со смертью второго мужчины уголовное дело было заведено по ч.3 ст.317 УК РБ "Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц"), дело было закрыто. Светлана и сама не отрицает, что мужчины могли быть выпившими и переходить дорогу в неустановленном месте, но, по мнению женщины, в деле не все так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

"Нам не высказали ни одного слова сочувствия"

"Я ни в коем случае не хочу посадить парня в тюрьму, а всего лишь добиваюсь внимательного и объективного рассмотрения дела, - говорит женщина. - Сейчас же мы видим халатное отношение: некоторые факты следствием игнорируются, некоторые остаются незамеченными". 

По словам Светланы, в тот день она была дома в Могилеве с 14-летним сыном. О том, что погиб муж, никто ей не сообщил. Последний раз она говорила с ним по телефону примерно в 14.00-14.20. 

"Затем я позвонила ему опять, но трубку никто не снял, - рассказывает женщина. - Я начала ему названивать через какое-то время. Он всегда перезванивал, но на этот раз звонка не было. Приблизительно с 17.00 до 18.00 мой последний телефонный звонок был отклонен. Я перезвонила еще - отклонен, третий раз набрала - телефон был недоступен".

Заподозрив неладное, женщина начала искать телефоны людей, с которыми муж уехал на рыбалку.

"Наконец я дозвонилась до человека, который был с ними в тот день и остался жив. Моего личного номера у него не было, он не мог меня уведомить. Когда он сказал, что мой муж погиб, я не поверила. Спросила, есть ли милиционеры на месте ДТП, пусть кто-то из них возьмет трубку, на что получила отказ".

Оставив сына дома, женщина и ее родственники поехали на место ДТП, о котором сообщил оставшийся в живых мужчина, чтобы получить хоть какие-то сведения.

"Собрав последние силы, кое-как успокоив ребенка, я побежала в никуда. Со мной поехали мать и свекровь. Все еще не веря в произошедшее, мы стали ловить "попутку". Когда мы приехали, на месте аварии все еще работали сотрудники ГАИ и Следственного комитета из Чаусов. Я представилась, однако на нас никто не обращал внимания, все старались уходить от разговора. Единственное, чего я добилась, что мой муж в морге в Чаусах. Благо водитель, который привез нас, не бросил и отвез туда. В морге нам показали тело. Я узнала своего мужа и только в тот момент окончательно поверила, что это он погиб в ДТП. У них было открытие сезона, а получилось, что и закрыли его", - плачет женщина.

Светлана отметила, что и сотрудники правоохранительных органов, и сотрудники морга вели себя очень сухо, не давали родственникам никакой информации.

"Представляете, каково это в один момент потерять мужа и сына? Мы до последнего не верили, что это он. С трудом добились выезда органов РОВД города Чаусы, чтобы нас проводили в морг. Двое сотрудников проводили нас, показали тело. Несмотря на наше состояние, никто не высказал нам ни одного слова сочувствия, не оказал медицинской помощи. Успокоительное нам дал водитель, который нас привез. Никаких документов по опознанию тела ни я, ни моя свекровь не подписывали. После этого мы отправились к следователю, где опять не получили никакой информации. Все объяснения состояли из постоянного повторения, что все произошедшее - тайна следствия и что с нами сегодня никто разговаривать не будет. Я написала заявление, чтобы моему мужу не проводили вскрытие. Домой мы в тот день вернулись поздно".

После этого женщина общалась с мужчиной, который шел в тот момент с ее мужем по дороге:

"Он пришел к нам домой, мы общались около получаса. Признаков алкогольного опьянения у него мы не заметили".

12 декабря 2016 года родственникам отдали тело, а также рюкзак, который находился за спиной мужчины в момент наезда (по данным судебно-медицинской экспертизы, удар пришелся в спину). Рюкзак сразу не был освидетельствован в экспертизе вместе с другой одеждой. 

"Если водитель сигналил, почему этого не слышали пешеходы?"

Во время предварительного расследования было принято решение: уголовное дело прекратить ввиду отсутствия в действиях водителя состава преступления. 

"Водитель после ДТП позвонил мне один раз, попытался извиниться, но разговор был коротким. После этого мы с ним виделись один раз в коридоре возле кабинета следователя.  Я стояла и просто смотрела на него, а он - на меня. Он тогда не сказал мне ни слова: ни извинений, ни сочувствия".

Как рассказал сам водитель Mazda (его показания приведены в постановлении о прекращении уголовного преследования, предоставленном нам Светланой), он, завершив обгон попутного автомобиля, ехал со скоростью 90 км/ч. На повороте дороги примерно в 50 м увидел троих мужчин, которые шли по обочине в попутном направлении, возможно, держась за руки. Подозрений, что они находятся в состоянии алкогольного опьянения, у водителя не возникло. Когда до мужчин оставалась около 30 м, водитель заметил, что крайний из них заступил за сплошную полосу, отделяющую полосу для движения транспортных средств от обочины. Водитель снизил скорость и использовал звуковой сигнал. После этого парень заметил, что мужчины выходят на проезжую часть в его полосу движения. При этом ему показалось, что человек, который шел слева, тянет за собой остальных. По словам водителя, мужчина сделал несколько небольших шагов в сторону разделительной полосы в центре дороги, после чего резко дернулся влево, возможно, пытался удержаться за идущих рядом мужчин, но потянул их за собой. После этого водитель резко нажал на тормоз и стал смещаться влево, но наезда на мужчин избежать не удалось, так как все произошло очень быстро, в течение 1-2 секунд от того момента, как водитель увидел мужчин, до момента столкновения.

Женщины отправили жалобу в Чаусский РОСК с просьбой прояснить неточности, которые имелись в выводах следствия. В частности, они обратили внимание, что на рюкзаке, который Светлане отдали в Следственном комитете, нет пятен крови. В то же время, если в результате наезда он лежал под головой погибшего, на нем должны были остаться следы, так как мужчина имел травму головы. Кроме того, в жалобе отмечено, что в документах есть банальные ошибки в расчетах, так как медицинское освидетельствование свидетеля А было проведено через семь часов после ДТП, а не через 6, как указано в документах (авария произошла около 14.30, а освидетельствование - с 21.25 по 21.45 вечером того же дня), и в результате показало 2,3-2,4 промилле, при этом проходило без присутствия понятых. 

"У моего мужа, по данным исследований, было обнаружено 1,2 промилле в моче и 1,3 в крови. Как сказал знакомый мужа, они выпивали вместе, у них в момент ДТП должны были быть примерно одинаковые показатели. Кроме того, как данные, полученные через 7 часов после аварии, могут иметь отношение к ДТП, ведь водитель Mazda не разглядел в походке и действиях троих мужчин признаков сильного алкогольного опьянения. Один из свидетелей показал, что заметил признаки алкогольного опьянения у свидетеля А, но какие конкретно - назвать не смог и вполне мог перепутать их с шоком. Мужчина 7 часов находился на месте ДТП, прежде, чем его отвезли на освидетельствование», - говорит Светлана.

Женщина выразила недовольство и тем, что свидетеля А не пригласили для проведения следственного эксперимента, хотя именно он мог быть основным свидетелем ДТП. Впоследствии по требованию следственный эксперимент с его участием все же провели. К тому же, как утверждает в жалобе женщина, мужчину опрашивали только один раз после ДТП 11 декабря 2016 года, больше на допросы не вызывали - о каких "деталях, которые не согласуются с его предыдущими показаниями" идет речь? Также на схеме ДТП нет тела второго пострадавшего.

В ответе Чаусского РОСК на жалобу были просто приведены факты из уголовного дела. Значилась степень опьянения по результатам освидетельствования, проведенного в период с 21.25 по 21.45 12 декабря 2016 г., а также указано, что в деле есть свидетельские показания, что А после совершения ДТП находился в сильной степени алкогольного опьянения. В ответе значилось, что свидетель А неоднократно давал показания в ходе следствия, в них есть противоречия, а также что протокол осмотра места ДТП составлен верно, что подтверждено другими материалами дела.

"В выводах следствия очень много элементарных погрешностей, - говорит Светлана. - Например, когда я приехала на место ДТП, хотела положить цветы на место, где лежал мой муж. Там было три пятна крови. Я еще спросила: "Какая здесь кровь его?", чтобы не положить цветы на место, где лежал второй мужчина, ведь он на тот момент был еще жив. Мы посмотрели фотографии, определили, а позже, когда стали читать дело, там было написано, что пятно крови было одно. Даже скорость водителя автомобиля они записали с его слов - тот мог сказать какую угодно цифру. А ведь скорость пешеходов они как-то рассчитали". 

Муж Светланы, как установили эксперты, получил удар в затылок, его товарищ - в правую заднюю часть тела. 

"Водитель Mazda говорит о том, что он начал сигналить, когда увидел, что пешеходы стали смещаться с обочины в сторону проезжей части. Если бы они услышали сигнал, они как минимум инстинктивно должны были оглянуться. Но если удар пришелся сзади, значит, они не знали о приближавшейся опасности".

Еще один момент, который вызывает вопросы, - почему водитель, увидев людей, перебегающих дорогу, не применил экстренное торможение? По словам Светланы, мужчина, оставшийся в живых, рассказал ей, что не слышал сигнала автомобиля, а обернулся, когда услышал удар, - мимо него пронесся, взял влево и затормозил красный автомобиль. 

"В материалах дела не значится наличие тормозного пути, то есть водитель не применил экстренное торможение. Следователи почему-то не могут определить точное место, где произошел наезд. Как выяснилось позже, в Mazda еще до момента аварии имелась неисправность тормозной системы. Как указано в материалах дела, на правом заднем колесе автомобиля отсутствовал суппорт, тормозные колодки и "заглушивание" гибкого шланга, ведущего к тормозному механизму колеса, из-за чего машина при торможении могла уйти в занос. Когда я говорила об этом следователю, уточняя, что на автомобиле с неисправной тормозной системой нельзя ездить, мне ответили, что водитель за свое нарушение уже получил штраф. Но ведь он, имея эту неисправность, сбил двух человек!"

После того как родственники погибших отправили жалобы в управление Следственного комитета по Могилевской области и оставили обращение на сайте president.gov.by, дело было возобновлено. 

В ответе из Следственного комитета по Могилевской области значилось, что "расследование по делу было проведено неполно, не принято всех предусмотренных законом мер, направленных на полное, всестороннее и объективное исследование обстоятельств произошедшего", а также указано, что дело направлено начальнику Чаусского РОСК для проведения дополнительного расследования. Начальнику Чаусского РОСК указано на необходимость исследования изложенных в обращении доводов, а также на более качественную подготовку документов и недопустимость в дальнейшем в них ошибок. Следственный комитет также указал, что второй сбитый пешеход в момент, когда проводился осмотр места происшествия, был госпитализирован, поэтому его положение в ходе осмотра не было зафиксировано.

"В Правилах сказано, что водитель при возникновении опасности должен принять все меры, чтобы избежать ДТП. В данном случае меры, которые он принял, вызывают вопросы. Как он мог сигналить, если этого никто не слышал, и почему не затормозил? Может, он просто сильно отвлекся и слишком поздно заметил мужчин на дороге, ведь видимость в тот день была хорошая? Может, он разговаривал по мобильному телефону? Почему к делу не приобщили распечатку его звонков? Ко всему добавляется еще и то, что у автомобиля была неисправна тормозная система, у водителя - несколько штрафов за 2016 год, в том числе за разговоры по мобильному за рулем, превышение скорости и непройденный техосмотр. Ввиду этого всего мы надеемся на пересмотр дела и более внимательное изучение обстоятельств", - говорит Светлана. 

Записала Татьяна ЕМЕЛИНА
Фото ГАИ УВД Могилевского облисполкома 
ABW.BY

 

Пожалуйста, подождите...